Pavel Florensky - Сюита "Звёздная дружба"

Advertisements
রাশিয়ান/রোমানীকরণ/রোমানীকরণ 2
A A

Сюита "Звёздная дружба"

[1] [Цитата из Фридриха Ницше "Весёлая наука"]
 
I. На мотив из Платона
 
Душа себя найти желает.
Томится по себе самой.
Тоскливо по себе вздыхает
и плачет в горести немой.
 
Дрожащий в тусклых очертаньях
пред ней витает мир идей,
и Эрос, – мощный чародей, –
Душой во сне или в мечтаньях
 
в какой-то миг овладевает.
Душа томится и рыдает.
 
И вот почудилось, что снова
Душа-близнец ей найдена.
Полёт в Эфир свершать готова
на белых крыльях не одна.
 
Но сон проходит, и тоскливо
она взирает вкруг, стеня.
И шепчет страстно-сиротливо:
«найди меня, найди меня...»
 
II. У окна
[За окном – деревья, осыпанные снегом]
 
– Гляди-тко, родимый. Гляди-тко: в цвету
за окнами вишни белеют,
и ветром весенним – смотри! – налету
несёт лепестки их и веет!
 
– «Ах, нет, ты ошиблась, – то ветер свистит,
метельный и мертвенно-белый.
Прохожий замёрзший – вон видишь?– спешит
и дышит на ус индевелый».
 
– Мой Брат! О, мой милый! пахнуло теплом.
Послушай: ...гудят колокольни.
В истоме всё в сладкой за этим стеклом.
Пойдём же к истоме безбольной!
 
– «Там нет лепестков: так куда ж я пойду.
По савану? в снежные хлопья?
Там ветви стенают в холодном бреду
и тянутся к небу, как копья».
 
– Не саван! Нет, это – венчальный убор.
Дрожит моё сердце: Он близко...
Спешит Он... мелькает скрозь серый забор.
Вон, снова мелькнул, – ты вглядись-ка.
 
– «Я вижу наш скучный, гнилой частокол.
Он в дали беззвучной кривится».
– Во двор входит!.. Вот, уж во двор Он вошёл.
Я чую шаги... Он стучится!..
 
III. Два рыцаря
 
Мы на время забудем проклятья.
Поцелуем друг друга в уста мы
и, обнявшися крепко, как братья,
сломим копья с тобою в честь Дамы.
 
Дни и годы сурово сражались...
Жестоки были честные сечи.
Мы, всплакнув, за оружие брались
после кроткой и ласковой встречи.
 
Солнце алое – помнишь? – взглянуло
грустным вечером в купах янтарных.
Вспоминаешь ли, Брат, как тонуло
и зарделось меж тучек пожарных?
 
Ты ли плачешь, Друг с милой улыбкой,
как тоскуя заплакал тогда ты:
лист осинника стаивал зыбкой
и смолою закапал на латы.
 
Оба правы... и оба несчастны...
Наши нити сплели злые Норны.
Лист кружил. Взор туманился ясный.
Наполнялся слезой необорной.
 
IV. Свидание «там»
 
А, старый Товарищ! Давно не видались,
давно уж с тобой в поединке не дрались.
 
Ты помнишь ли наши взаимные раны?
Садись, раздевайся. Вот, чаю стаканы.
 
Ну что, на дворе, видно, хуже и хуже?
Гляди, весь в звездах ты. Согрейся со стужи.
 
Твоя борода индевеет от снега.
Садись, тут охватит приятная нега.
 
Вот, жидким топазом здесь ром золотится,
и огненным глазом полено искрится.
 
За окнами свищут нагайки злой вьюги,
но мы – у камина, мы – будто на юге.
 
А помнишь ли? Розно мы шли по дороге,
и вызовом грозно трубили мы в роги.
 
То осенью было. Листов багряница
носилась по ветру, как поздняя птица.
 
Потом наступили сырые туманы,
и мы наносили взаимные раны...
 
Давай твой стакан мне, – налью ещё чаю.
А знаешь ли, Друг, по тебе я скучаю,
 
с тех пор как расстался на поле с тобою
и снежно-пустынною брёл пеленою...
…………………………………………
 
Как злится-то вьюга! Чего она хочет?
Сама над собою бессильно хохочет.
 
Святая настанет: вот близко уж время.
Из гроба восстанет Жених и всё бремя
 
нам сделает лёгким, и радостно вскоре
раскроются крылья в лазурном просторе.
 
Alexander FreiAlexander Frei দ্বারা বৃহস্পতি, 08/08/2019 - 11:08 তারিখ সাবমিটার করা হয়
সাবমিটার এর মন্তব্য:

[1] «Мы были друзьями и стали чужды друг другу. И это хорошо, и мы не хотим друг от друга скрывать и затемнять дело, как будто мы стыдимся этого нашего разрыва. Мы – два корабля, у которых у каждого – своя цель и своя дорога; конечно, мы можем встретиться в плавании и отпраздновать праздник друг с другом, как мы и делали, и тогда молодцы-корабли стояли так спокойно под одним солнцем и в одной гавани, что могло казаться, что они уже у цели и что у них была одна цель. Но потом всемогущая сила наших задач снова разгоняла нас в разные стороны, в разные моря и широты и, быть может, мы никогда и не встретимся, или встретимся, но не узнаем друг друга: различные моря и разное солнце изменили нас! Что мы должны были стать чужды друг другу, – это закон, который выше нас: именно потому мы должны с большим уважением относиться друг к другу! Именно потому мысль о нашей прежней дружбе будет священною для нас! Есть, вероятно, громадная невидимая кривая линия – дорога звёзд, в которой наши столь различные дороги и цели могут считаться маленькими отступлениями – возвысимся до этой мысли! Но наша жизнь слишком коротка и сила нашего зрения слишком незначительна, чтобы мы могли быть друзьями больше, чем в смысле вышеуказанной возвышенной возможности. – Итак, будем верить в нашу звёздную дружбу, даже если мы должны будем стать земными врагами».

ধন্যবাদ!

 

Advertisements
ভিডিও
Pavel Florensky: সেরা 3
মন্তব্যসমূহ