Раскинулось море широко (Raskinulos' morye shiroko) (Transliteration)

Advertisements
Russian

Раскинулось море широко (Raskinulos' morye shiroko)

Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали.
Товарищ, мы едем далеко,
Подальше от нашей земли.
 
Не слышно на палубе песен,
И Красное Море шумит,
А берег и мрачен и тесен,
Как вспомнишь, так сердце болит.
 
На баке уж восемь пробило,
Товарища надо сменить.
По трапу едва он спустился,
Механик кричит: "Шевелись!"
 
Товарищ, я вахты не в силах стоять -
Сказал кочегар кочегару,
Огни в моих топках совсем не горят,
В котлах не сдержать мне уж пару.
 
Пойди заяви ты, что я заболел
И вахту не кончив бросаю,
Весь потом истек, от жары изнемог,
Работать нет сил - умираю.
 
Товарищ ушел... Он лопату схватил,
Собравши последние силы,
Дверь топки привычным толчком отворил
И пламя его озарило:
 
Лицо его, плечи, открытую грудь,
И пот, с них струившийся градом.
О, если бы мог кто туда заглянуть,
Назвал кочегарку бы адом!
 
Котлы паровые зловеще шумят,
От силы паров содрогаясь.
Как тысячи змей те пары же шипят,
Из труб кое-где прорываясь.
 
А он, изгибаясь пред жарким огнем,
Лопатой бросал ловко уголь.
Внизу было мрачно - луч солнца и днем
Не может проникнуть в тот угол.
 
Нет ветра сегодня, нет мочи стоять,
Согрелась вода, душно, жарко.
Термометр понялся аж на сорок пять,
Без воздуха вся кочегарка.
 
Окончив кидать, он напился воды,
Воды опресненной, нечистой.
С лица его падал пот, сажи следы,
Услышал он речь машиниста:
 
Ты вахты не кончил - не смеешь бросать,
Механик тобой недоволен,
Ты к доктору должен пойти и сказать -
Лекарство он даст, если болен.
 
За поручни слабо хватаясь рукой
По трапу он вверх подымался,
Идти за лекарством в приемный покой
Не мог, от жары задыхался.
 
На палубу вышел, сознанья уж нет,
В глазах его все помутилось,
Увидел на миг ослепительный свет,
Упал - сердце больше не билось.
 
К нему подбежали с холодной водой,
Стараясь привесть его в чувство.
Но доктор сказал, покачав головой:
Бессильно здесь наше искусство.
 
Всю ночь в лазарете покойный лежал,
В костюме матроса одетый.
В руках восковую свечу он держал,
Воск таял, жарою нагретый.
 
Проститься с товарищем утром пришли
Матросы, друзья кочегара
Последний подарок ему поднесли,
Колосник обгорелый и ржавый
 
К ногам прявязали ему колосник
И койкою труп обернули
Пришел корабельный священник-старик
И слезы у многих блеснули...
 
Был тих, неподвижен в тот миг океан,
Как зеркало воды блестели.
Явилось начальство, пришел капитан,
И "Вечную память" пропели.
 
Доску приподняли дрожащей рукой,
И в саване тело скользнуло.
В пучине глубокой безвестной морской
Навеки, плеснув, утонуло.
 
Напрасно старушка ждет сына домой,
Ей скажут - она зарыдает,
А волны бегут от винта за кормой
И след их вдали пропадает...
 
Submitted by sam_l on Tue, 22/01/2019 - 04:21
Align paragraphs
Transliteration

Raskinulos' more shiroko

Raskinulos' more shiroko,
I volny bushuyut vdali.
Tovarishch, my yedem daleko,
Podal'she ot nashey zemli.
 
Ne slyshno na palube pesen,
I Krasnoye More shumit,
A bereg i mrachen i tesen,
Kak vspomnish', tak serdtse bolit.
 
Na bake uzh vosem' probilo,
Tovarishcha nado smenit'.
Po trapu yedva on spustilsya,
Mekhanik krichit: "Shevelis'!"
 
Tovarishch, ya vakhty ne v silakh stoyat' -
Skazal kochegar kochegaru,
Ogni v moikh topkakh sovsem ne goryat,
V kotlakh ne sderzhat' mne uzh paru.
 
Poydi zayavi ty, chto ya zabolel
I vakhtu ne konchiv brosayu,
Ves' potom istek, ot zhary iznemog,
Rabotat' net sil - umirayu.
 
Tovarishch ushel... On lopatu skhvatil,
Sobravshi posledniye sily,
Dver' topki privychnym tolchkom otvoril
I plamya yego ozarilo:
 
Litso yego, plechi, otkrytuyu grud',
I pot, s nikh struivshiysya gradom.
O, yesli by mog kto tuda zaglyanut',
Nazval kochegarku by adom!
 
Kotly parovyye zloveshche shumyat,
Ot sily parov sodrogayas'.
Kak tysyachi zmey te pary zhe shipyat,
Iz trub koye-gde proryvayas'.
 
A on, izgibayas' pred zharkim ognem,
Lopatoy brosal lovko ugol'.
Vnizu bylo mrachno - luch solntsa i dnem
Ne mozhet proniknut' v tot ugol.
 
Net vetra segodnya, net mochi stoyat',
Sogrelas' voda, dushno, zharko.
Termometr ponyalsya azh na sorok pyat',
Bez vozdukha vsya kochegarka.
 
Okonchiv kidat', on napilsya vody,
Vody opresnennoy, nechistoy.
S litsa yego padal pot, sazhi sledy,
Uslyshal on rech' mashinista:
 
Ty vakhty ne konchil - ne smeyesh' brosat',
Mekhanik toboy nedovolen,
Ty k doktoru dolzhen poyti i skazat' -
Lekarstvo on dast, yesli bolen.
 
Za poruchni slabo khvatayas' rukoy
Po trapu on vverkh podymalsya,
Idti za lekarstvom v priyemnyy pokoy
Ne mog, ot zhary zadykhalsya.
 
Na palubu vyshel, soznan'ya uzh net,
V glazakh yego vse pomutilos',
Uvidel na mig oslepitel'nyy svet,
Upal - serdtse bol'she ne bilos'.
 
K nemu podbezhali s kholodnoy vodoy,
Starayas' privest' yego v chuvstvo.
No doktor skazal, pokachav golovoy:
Bessil'no zdes' nashe iskusstvo.
 
Vsyu noch' v lazarete pokoynyy lezhal,
V kostyume matrosa odetyy.
V rukakh voskovuyu svechu on derzhal,
Vosk tayal, zharoyu nagretyy.
 
Prostit'sya s tovarishchem utrom prishli
Matrosy, druz'ya kochegara
Posledniy podarok yemu podnesli,
Kolosnik obgorelyy i rzhavyy
 
K nogam pryavyazali yemu kolosnik
I koykoyu trup obernuli
Prishel korabel'nyy svyashchennik-starik
I slezy u mnogikh blesnuli...
 
Byl tikh, nepodvizhen v tot mig okean,
Kak zerkalo vody blesteli.
Yavilos' nachal'stvo, prishel kapitan,
I "Vechnuyu pamyat'" propeli.
 
Dosku pripodnyali drozhashchey rukoy,
I v savane telo skol'znulo.
V puchine glubokoy bezvestnoy morskoy
Naveki, plesnuv, utonulo.
 
Naprasno starushka zhdet syna domoy,
Yey skazhut - ona zarydayet,
A volny begut ot vinta za kormoy
I sled ikh vdali propadayet...
 
Submitted by sam_l on Tue, 22/01/2019 - 04:26
More translations of "Раскинулось море ..."
Transliteration sam_l
Please help to translate "Раскинулось море ..."
See also
Comments