Advertisements

Последнее свидание (Стихотворение в прозе) (Posledneye svidaniye) (English translation)

Последнее свидание (Стихотворение в прозе)

Мы были когда-то короткими, близкими друзьями… Но настал недобрый миг — и мы расстались, как враги.
 
Прошло много лет… И вот, заехав в город, где он жил, я узнал, что он безнадежно болен — и желает видеться со мною.
 
Я отправился к нему, вошел в его комнату… Взоры наши встретились.
 
Я едва узнал его. Боже! что с ним сделал недуг!
 
Желтый, высохший, с лысиной во всю голову, с узкой седой бородой, он сидел в одной, нарочно изрезанной рубахе… Он не мог сносить давление самого легкого платья. Порывисто протянул он мне страшно худую, словно обглоданную руку, усиленно прошептал несколько невнятных слов — привет ли то был, упрек ли, кто знает? Изможденная грудь заколыхалась — и на съёженные зрачки загоревшихся глаз скатились две скупые, страдальческие слезинки.
 
Сердце во мне упало… Я сел на стул возле него — и, опустив невольно взоры перед тем ужасом и безобразием, также протянул руку.
 
Но мне почудилось, что не его рука взялась за мою.
 
Мне почудилось, что между нами сидит высокая, тихая, белая женщина. Длинный покров облекает ее с ног до головы. Никуда не смотрят ее глубокие бледные глаза; ничего не говорят ее бледные строгие губы…
 
Эта женщина соединила наши руки… Она навсегда примирила нас.
 
Да… Смерть нас примирила.
 
Submitted by david_kotlerdavid_kotler on Mon, 19/04/2021 - 00:05
Submitter's comments:

Апрель, 1878

Тургенев описывает здесь посещение им тяжело больного Некрасова на его петербургской квартире, состоявшееся в начале июня ст. ст. 1877 г.[173] Эта встреча Тургенева с Некрасовым была первой после разрыва их отношений в начале 1860-х годов, завершившегося взаимной многолетней неприязнью, и последней перед смертью Некрасова, умершего полгода спустя (27 декабря ст. ст. 1877 г.). В письме к М. М. Стасюлевичу от 24 мая 1877 г. А. Н. Пыпин сообщил, что Некрасов, узнав о приезде Тургенева в Петербург (известие об этом появилось на другой день после его приезда в «С. -Петербургских ведомостях», 1877, № 142, с. 102), просил передать ему, что всегда любил его. На предложение Пыпина повидаться с Тургеневым Некрасов ответил согласием и просил назначить встречу на 25 мая; однако состоялась она на неделю позже и в присутствии не Стасюлевича, как предполагалось, а П. В. Анненкова, приехавшего с Тургеневым. Узнав о смерти Некрасова. Тургенев писал Анненкову 9 (21) января 1878 г.: «… вместе с ним умерла бо́льшая часть нашего прошедшего и нашей молодости. Помните, каким мы его с Вами видели в июне?» Незадолго до того, 1 (13) января 1878 г., Тургенев писал в Петербург А. В. Топорову: «С немалым огорчением узнал я о смерти Некрасова; надо было ее ожидать и даже удивительно, как он мог так долго бороться. Никогда не выйдет у меня из памяти его лицо, каким я его видел нынешней весною». О безнадежном положении Некрасова Тургенев знал уже раньше из писем того же Топорова, хлопотавшего о примирении обоих писателей. По этому поводу Тургенев сообщал Ю. П. Вревской 18 (30) января 1877 г.: «Я бы сам охотно написал Некрасову: перед смертью всё сглаживается — да и кто из нас прав, кто виноват? Но я боюсь произвести на него тяжелое впечатление: не будет ли ему мое письмо казаться каким-то предсмертным вестником». Отголосок слов «перед смертью всё сглаживается» мы находим и в «Последнем свидании» («Смерть нас примирила»). В статье о смерти Гоголя (1852) Тургенев писал, что «смерть имеет очищающую и примиряющую силу: клевета и зависть, вражда и недоразумения — всё смолкает перед самою обыкновенною могилой». В перечне («Сюжеты») беловой рукописи заглавие этого стихотворения записано так: «Два друга» («Смерть, кот приходит примирить»). Дата в рукописях: «Апрель-май 1878».

Очевидицей встречи Тургенева с Некрасовым была жена больного поэта. Запись ее рассказа была напечатана (Евгеньев В. Зинаида Николаевна Некрасова. — Жизнь для всех, 1915, № 2, с. 337–338). «Тургенев, — рассказывала она, — с цилиндром в руках, бодрый, высокий, представительный, появился в дверях столовой, которая прилегала у нас к передней. Взглянул на Николая Алексеевича и застыл, пораженный его видом. А у мужа по лицу страдальческая судорога прошла; видимо, невмоготу ему было бороться с приступами невыразимого душевного волнения… Поднял тонкую исхудавшую руку, сделал ею прощальный жест в сторону Тургенева, которым как бы хотел сказать, что не в силах с ним говорить… Тургенев, лицо которого также было искажено от волнения, молча благословил мужа и исчез в дверях. Ни слова не было сказано во время этого свидания, а сколько перечувствовали оба!» Ч. Ветринский (см.: Тургенев и Некрасов. Заметки к их биографиям. — В кн.: Огни. История. Литература. Пг., 1916. Кн. 1, с. 283–284) справедливо заподозрил точность некоторых деталей рассказа З. Н. Некрасовой, в частности — ее утверждение, что Тургенев первый захотел повидать больного поэта, да и сам Тургенев в «Последнем свидании» утверждает обратное.

173. О дате этой встречи см.: Ашукин Н. С. Летопись жизни и творчества Н. А. Некрасова. М.; Л., 1935, с. 509–510.

Источник: http://turgenev-lit.ru/turgenev/proza/stihi-v-proze/poslednee-svidanie.htm

Источник: http://turgenev-lit.ru/turgenev/proza/stihi-v-proze/poslednee-svidanie.htm

English translationEnglish
Align paragraphs

The Last Meeting (Prose Poem)

Some time ago, we were close, intimate friends... but unhappy moments came over us - and we parted like enemies.
 
Many years passed... and once, when I rode into the city where he lived, I learned that he was terminally ill - and that he wanted to see me.
 
I went to him, entered his room... and our eyes met.
 
I barely recognized him. God! How his illness ravaged him!
 
Yellow-faced and withered, with a bald head and a narrow, gray beard, he sat wearing only a shirt that had been purposely cut open... the pressure of even the lightest fabric was too much for him. Abruptly, he stretched a ghastly thin, worn out hand to me, and whispered a few inaudible words - perhaps it was a greeting, or reproach, who knows? His exhausted breast fluttered - and in his pain, two tears stood out on those constricted, burning eyes.
 
My heart dropped... I sat down on the chair beside him - and inadvertently looking away from this terrible sight, I also stretched out my hand to him.
 
But it seemed to me, that it was not his hand that clasped mine.
 
It seemed, that between us, there stood a tall, silent, and white-robed woman. Her long cloak covered her from head to toe. Her deep and pale eyes stared at nothing in particular; those pale, severe lips were silent...
 
This woman joined our hands... and for eternity, made peace between us.
 
Yes... it was Death that made peace between us.
 
Thanks!
thanked 6 times

Translation © David Kotler. This is a work in progress, so please feel free to comment and critique.

Submitted by david_kotlerdavid_kotler on Mon, 19/04/2021 - 03:19
5
Your rating: None Average: 5 (1 vote)
Comments
PinchusPinchus    Mon, 19/04/2021 - 11:02

Короткие друзья = близкие друзья = были накоротке

david_kotlerdavid_kotler    Mon, 19/04/2021 - 11:58

Пинхус, спасибо за поправку!!

Vera JahnkeVera Jahnke    Tue, 20/04/2021 - 13:13

Hi David, thanks again for 1) this poem, 2) your excellent translation and 3) the interesting comments.
If you could spare me a minute, could you please explain 3 abbrevitations within your comment?
They are М., Л. and Пг. - I suppose they are names of cities (Moskow, Leningrad..?). Thanks in advance!

david_kotlerdavid_kotler    Tue, 20/04/2021 - 16:14

Hi Vera, Thank you! To be honest, I have no idea, but it seems like youre correct. I just copied and pasted these comments from the Turgenev website. I think the most important piece of information from these comments is that this poem is inspired directly by his relationship with Nekrasov, and that he really did come meet Nekrasov when the latter was terminally ill. Looking forward to your German translation Regular smile

JadisJadis    Tue, 20/04/2021 - 16:18

Petrograd, I guess (= Leningrad 1914-1924).

Vera JahnkeVera Jahnke    Tue, 20/04/2021 - 17:24

Thanks, Philippe, very helpful! 💡

Read about music throughout history